РОЛЬ НАУЧНОЙ ФАНТАСТИКИ В ТРАНСФОРМАЦИИ МИРОВОЗЗРЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА

Е.С. Кукленко

РОЛЬ НАУЧНОЙ ФАНТАСТИКИ В ТРАНСФОРМАЦИИ МИРОВОЗЗРЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА

Аннотация. В статье анализируется связь между научной фантастикой и трансформацией мировоззрения человека. Показывается, что научная фантастика помогает раскрыть спецификацию мировоззренческих изменений человека, а потому представляет собой опытно-экспериментальную площадку для выявления трансформации мировоззрения, присущего человеку эпохи модерна, к системе представлений, характерной для постмодерна.

Становление классической науки способствовало возникновению в XIX-XX веках особого явления – научной фантастики, отражающей самосознание человека современной техногенной культуры и использующей  достижения науки и техники для объяснения создаваемых фантастических изображений. Научная фантастика, будучи особым жанром фантастической литературы, так называемой «science fiction», строится вокруг научных идей и допущений, а заданная картина мира в ней отличается логичностью и внутренней непротиворечивостью, и потому в своем первоначальном, «чистом» виде ее принято называть  «рациональной» научной фантастикой. В 70-е годы прошлого столетия появляется термин «мягкая» научная фантастика (soft science fiction), которым принято характеризовать развитие гуманитарной научной фантастики. В общем виде научная фантастика дополняет и специфицирует с помощью своих средств содержание науки. При этом «твердая» научная фантастика в большей степени опирается на научные достижения, ее дискурс сдержан демонстрацией научных идей, в то время как в «мягкой» фантастике в большей степени раскрываются и рефлексируются ценностно-смысловые темы философии и вообще гуманитаристики.

«Научная фантастика определяла наше видение будущего в уходящем веке», утверждал М. Н. Эпштейн [6, 100]. Действительно, научная фантастика была в некотором роде частью проекта «светлого будущего», в особенности советской социальной утопии. В конце XX — начале XXI веков происходит изменение культурного контекста существования научной фантастики. Уходит из массового сознания советская социальная утопия, ее эпигоны из среды писателей-фантастов. В культуре постмодерна с ее относительными ценностями изменяются и размываются критерии научно-фантастического через осознание достаточно большой роли творческой свободы автора при создании фантастических феноменов. Как отмечает М. Н. Эпштейн, «…грань между действительностью и воображением все более утончается, и мы вступаем в мир, где вымысел становится формой знания о завтрашних вещах» [6, 100]. Неслучайно научная фантастика, несмотря на свой преимущественно рационально-когнитивный характер, не всегда отличима в массовом сознании от размытых форм фантастического, функционирующих в культуре.

Научные фантасты первой половины и вплоть до 70-х годов XX века, создавая свои произведения на основе пролонгации научно-рациональных идей, рассматривая последствия вовлеченности «человека творческого» (С. Лем) в технократическую среду, использовали тематику экзистенциальной философии, а также философии бессознательного. В целом это не только способствовало развитию проекта «онаучивания общества» в соответствии с идеалом научной рациональности, но и компенсировало его недостаточность. Фантасты конца XX — начала XXI века (У. Гибсон, Р. Желязны, В. Пелевин и другие), признавая важную роль научной фантастики, в своих произведениях использовали разноплановые элементы мифологических и религиозных верований, утопий и антиутопий, вместе с тем соединяя их в пространстве постмодернистской картины реальности с идеями условности, «прозрачности», безосновности сущего, концептом пустоты и мировоззренческой установкой «игры с невозможным», что и придавало их творчеству особую раскованность и «сообщение» с различными фантастическими дискурсами.

Таким образом, научная фантастика помогает раскрыть спецификацию мировоззренческих изменений человека, а потому представляет собой опытно-экспериментальную площадку для выявления движения системы взглядов человека модерна к мировоззрению, присущему человеку эпохи постмодерна. Характерной чертой научной фантастики является исполнение ею функций компенсации и прогностики-предупреждения в культуре. Научная фантастика соединяет в себе две культурные сферы современности – научно- техническую и гуманитарную. Она развивалась в соответствии с изменениями в науке, технике и обществе, реагируя своим содержанием на изменения в культуре и оказывая влияние на формирование новой картины мира. Мечта о приложении научных достижений к человеку, к преобразованию природы, общества и самого человека составляет сущность настоящей научной фантастики. Показ влияния науки на развитие общества и человека, отражение научного прогресса, овладения природой и познания мира в психике, чувствах, быту человека – главный смысл, значение и цель научно-фантастической литературы.

Сегодня идет поиск путей развития науки, культуры, общества, и научная фантастика может помочь в выборе этих путей. В настоящее время существует отдельное направление в науке – фантастоведение как часть филологии. Такие ученые как Тимошенко Т.В. , Фрумкин К.Г. осмысляли  место и роль научной фантастики в жизнедеятельности человека. Они обосновывают привлекательность фантастических произведений для человека тем, что существование фантастики предопределено человеческими желаниями, а также выявляли стратегии объяснения и оправдания фантастических феноменов, характерных для этих произведений. Привлечение внимания к еще не использованным или забытым возможностям науки – одна из наиболее серьезных задач научно-фантастической литературы.

Определение места научной фантастики в культуре XX века не может обойтись без изучения культурного контекста этой эпохи – эпохи модерна и постмодерна. В философской литературе понятие «модерн» закрепилось как совокупное обозначение исторической эпохи нового и новейшего времени, с характерными для нее особенностями социального развития, культуры, искусства, философии. Ее главной чертой считается непрерывная модернизация, стремление к новому, к быстрым изменениям, с утверждением и торжеством научной рациональности индустриального общества – в противовес традиционалистским эпохам с их медленным историческим развитием. Постмодерн в культуре начался с критики рационалистических проектов эпохи Просвещения, которые базировались на доверии к законодательному разуму и его возможностям.

Научная фантастика – это особый вид художественной культуры, произведения которой содержат фантастические допущения, не противоречащие основам научного мировоззрения, соблюдают принцип научной и художественной достоверности. Научная фантастика как литературная система возникла на фоне определѐнных общекультурных условий: осознание в культуре вариабельности ее форм и неоднозначности путей собственной эволюции; художественное моделирование и апробация концепта активности собственно человеческого бытия и исследование новых проявлений ответственности человека за выбор своего исторического пути. Фантастика руководствуется множественностью возможностей, которые допустимы только в условном будущем и вне его теряют всякий смысл.  Научная фантастика выступила одной из первых форм синтеза двух субкультур – технократической и гуманитарной, необходимость в котором явно обозначилась в период позднего модерна. Потребность эмоционального сопереживания, эмоционального «подключения» к научному контексту эпохи, потребность общественного сознания не в самих даже научных результатах, но в их зримых образах, приспособленных к потребностям и возможностям достаточно широкой аудитории, также способствовала быстрому становлению новой литературной системы. Акцент на познавательный  потенциал человека делает научно-фантастическую литературу более привлекательной.  Фантастика в художественно-мировоззренческой и художественно-конкретной формах моделирует такие важные акты человеческого существования, как «бегство от реальности» и «преодоление реальности», ломая метафизические представления. Научная фантастика – это и мотивация к интерактивным формам творчества, и формирование навыков творческого мышления на границах различных субкультур, и инструмент творчества, и средство преодоления интеллектуальной инертности. Фантастика – важнейший элемент цивилизационной динамики эпохи превращения науки в непосредственную преобразующую силу, а также механизм художественно- мировоззренческого и художественно-конкретного моделирования последствий технического развития. Фантастический образ или сюжет может свидетельствовать о важных тенденциях, только зарождающихся в культуре, выступать методом проблематизации тенденций социального развития. В поле зрения данного вида литературы попадают не только определенные взгляды на окружающий мир, но и методы намеренной трансформации этих взглядов, а также причины и побудительные мотивы, приводящие к искажению представлений о мире в ходе технического развития.  Научно-фантастическая литература отразила динамику научного знания эпохи модерна и постмодерна в связи с трансформацией общества и формированием науки. Современное кризисное состояние научно-фантастической литературы обозначает и отражает, с одной стороны, переходный этап в развитии научного знания и становление нового типа научной рациональности в культуре постмодерна, а с другой стороны,  переход научной фантастики, к новым, более эффективным формам художественно-мировоззренческого и художественно-конкретного моделирования: «фэнтези», фантастический кинематограф, фантастические компьютерные игры.

Главным героем научно-фантастической литературы и ее основной метатемой выступает человечество как целостность, его возможные метаморфозы в условиях воздействия в будущем технических, космических и других факторов; новые грани нас самих. Научная фантастика поднимает вопрос о дальнейшей эволюции человечества как биологического вида и как многоуровневого социума в иных социальных и природных условиях. Человек не только адаптируется к новым условиям, но и сам их создает. Отсюда вытекают целые комплексы новых социальных и нравственных отношений между человеком и человеком, человеком и обществом, человеком и техникой, человеком и природой. Подобные проблемы, ориентированные в будущее, по существу и определяют тематический спектр современной научной фантастики, знаменующий ее вклад в культуру современного общества.

Научная фантастика является социокультурным каналом освоения достижений современной науки и высоких технологий и оказывает прогнозирующее и регулирующее влияние на дальнейшие исследования в мировоззренческом и аксиологическом аспектах. Научная фантастика выступила одним из основных механизмов защиты от «футурошока», подготовила массовое сознание к изменениям во всех сферах жизни общества и стала средством адаптации человека в социокультурном пространстве, трансформирующемся под воздействием высоких технологий.  В научно-фантастической литературе были апробированы в художественно-мировоззренческой форме многие тенденции современной науки. Получило разработку и моделирование нетрадиционных для науки сфер и сближение их с другими формами культуры.

Фантастика XX века как литературная система, как научная фантастика, конституировалась, прежде всего, на базе признания самостоятельной ценности ее моделей. Фантастика увидела в создаваемых ею мирах не аллегорические образы действительности, не средства для выражения каких-то заранее задаваемых значений, но сами исходные значения. Эта самостоятельность, неслужебная ценность фантастических моделей – основополагающая черта современной фантастики.

Научная фантастика как особый вид литературы сформировалась в конце XIX века в силу ориентации современной ей культуры на науку как основной стимул прогресса, именно поэтому она воспроизвела ряд особенностей науки как определѐнного способа познания. Начало XX века – середина 1960-х гг. характеризуется приоритетом научного знания, идеалов и норм науки. Научное знание рассматривалось как когнитивная деятельность, направленная на постижение истины и реализуемая определенными методами исследования и изложения. Наука занимала главенствующее положение в культуре этой эпохи, ею определялось развитие техники и рост благосостояния людей, а  предлагаемые ею пути рационализации стали не просто дорогами цивилизации, но и методами построения философии.

Ситуация меняется вместе с изменением мировоззренческих установок и сменой ценностных ориентаций в культуре и науке. Происходит глобальная научная революция, которая связана с преобразованием этого стиля и становлением нового, неклассического естествознания. Во второй половине XX века возникает наука об общих закономерностях процессов управления и передачи информации в машинах, живых организмах и обществе – кибернетика. Сама наука становится социальным институтом, ей оказывается социальная поддержка, она начинает заниматься проектами государственного масштаба. Научное предприятие рассматривается как проект, осуществление которого предполагает объединение усилий ученых различных специальностей, нередко совместно с военными организациями. Это изменяет и тематику, и методологический подход научно-фантастических произведений. Кибернетика дала новый толчок в изобретении и построении сюжетов, она же ввела нового героя произведений – разумную машину, т.е. искусственный интеллект.

В современную эпоху человечество является свидетелем новых радикальных изменений в основаниях науки. Эти изменения можно охарактеризовать как четвертую глобальную научную революцию, в ходе которой рождается новая, постнеклассическая наука. Постнеклассический этап связан с тем, что проблемы научного познания приобрели новый ракурс в новой парадигме рациональности в связи с развитием научно-технической цивилизации и выявлением антигуманных последствий такого развития.

Фантастике, созданной в эпоху постмодерна, свойственны такие основные черты, как метатекст, гипертекстуальность, растворение характера в романе, новый биографизм. Для литературы постмодернизма характерно стремление к разрушению литературного героя и вообще персонажа как психологически и социально выраженного характера. Постмодернистский роман и научная фантастика схожи друг с другом: в обоих жанрах персонажи являются скорее олицетворением идеи, нежели воплощением индивидуальности, неповторимой личности человека, обладающего каким- либо гражданским статусом и сложной социальной и психологической историей.

За последние 100 лет фантастика пережила трансформацию, во много раз превосходящую изменения так называемого синкретического состояния ее в мировой культуре примерно до середины XIX века. Однако к концу XX века заметен резкий спад общественного внимания к жанру, большая часть внутрижанровых разновидностей почти вытеснена превалирующим направлением «фэнтези», практически исчезают произведения концептуального характера, и исследователи говорят о кризисе жанра, симптомы которого наводят на мысль об исчерпанности жанра, выполнившего свою миссию в истории мировой культуры.

В общественном сознании произошли определенные изменения, во многом наложившие отпечаток и на восприятие фантастических произведений. Среди причин такого положения в первую очередь стоит сказать о научном знании. А.Н.Осипов считает, что именно наука, которая ранее питала и вдохновляла фантастику и в ряде случаев способствовала тому, что литература эта предвосхищала нередко ее поиски и открытия, разучилась на время объяснять мир, разочаровала в роли радикального средства в решении социальных и нравственных проблем. [3, 63].  Но А.Н.Осипов надеется, что наука разучилась на время, ведь «выявилось еще больше проблем и тайн, которые ей предстоит освоить в XXI веке». [3, 130].

Б.Стругацкий же считает, что причиной кризиса научно- фантастической литературы стал научно-технический прогресс. «В современном обществе с бешеными информационными потоками, где реальность порой развивается быстрее, чем могут вообразить некоторые научные фантасты (Интернет обновляется каждую секунду), где то, что сегодня придумано, через два года уже безнадежно устарело, где балом правит Его Величество Компьютер. В таком мире уже нет места научной фантастике, она становится все менее и менее востребована и трансформируется в другие формы – те же фантастические сказки или псевдонаучную публицистику». [4, 118].

Но границы познанного расширяются, следовательно, увеличивается сфера непознанного. Это дает научной фантастике огромные возможности.

Литература

  1. Бачинин В. А. «Если верует, то не верует, что верует. Если же не верует, то не верует, что не верует» (постмодернистское письмо Виктора Пелевина в философско-теологиче-ском контексте). URL: http://pelevin.nov.ru/stati/ o-esHver/1html.
  2. Ваганов А. Г. Предсказание настоящего времени // Социальное проектирование в эпоху культурных трансформаций. М., 2008.
  3. Осипов А.Н. Фантастика от «А» до «Я». М., 1999. С. 632.
  4. Бр. Стругацкие: «Главное –  на Земле, главное – человек»: Три разговора о фантастике / Беседу вела Р.Димитрова; Коммент. А.Мелконяна. — C. 116-123.
  5. Хоружий С. С. Проблема постчеловека, или Трансформативная антропология глазами синергийной антропологии. URL: http:// syn-ergia-isa.ru/Horuzhy.
  6. Эпштейн Н.М. Парадоксы новизны. О литературном развитии XIX — XX веков. М., 2008.